Коломенские лагеря в Голутвине, Щурове, Непецине и Сергиевском

Лагеря в Коломне и ее окрестностях существовали с 1945 по 1953 год. Они были открыты в Голутвине, Щурове, Непецине, Сергиевском колхозе. Заключенные строили Рязанское шоссе и автомобильный мост через Оку, восстанавливали коломенские заводы и строили жилые дома.

на izi.TRAVEL

Голутвин и Щурово. 2017 г. Фото: cognoscendi

Голутвин и Щурово. 2017 г. Фото: cognoscendi

 

Пленные

Два лагерных отделения в Коломне были открыты 6 августа 1945 года. Отделение № 17 Ступинского лагеря № 156, рассчитанное на тысячу человек, закрыто 8 декабря того же года, а отделение № 14 Рязанского лагеря № 178 — 12 декабря. Последнее было в разное время рассчитано на полторы тысячи и тысячу человек. Организации, которые в Управлении по делам военнопленых назывались лагерями, могли объединять несколько лагерей. Каждое их упомянутых отделений также могло состоять из нескольких лагерей, то есть огороженных мест заключения, но сведений об организации и составе отделений не разысканы.

Вероятно, их расформирование означало не закрытие лагеря, а административное преобразование, поскольку дата закрытия соотносится с открытием лагерных отделений № 55 и № 87, подчиненных Управлению по делам военнопленных Московской области.

Лагерное отделение № 55 было рассчитано на 350 человек. Оно было создано при ДСР (дорожностроительный район) 2 ГУШОСДОРа — Главного управления лагерей шоссейного строительства, одного из многих лагерно-производственных организаций НКВД. Оно было организовано 8 декабря 1945 года, но затем переведено в Ожерелье. Скорее всего, переведена была администрация, а лагерь в Коломне получил новое номерное название.

Организованное 8 декабря 1945 года в Коломне лагерное отделение № 87 на 400 человек было приписано к заводу № 819. К 1946 году лагерь при заводе, вероятно получил новое номерное название, поскольку Лагерное отделение № 87 было передислоцировано по адресу «Москва. Лихоборы», а к заводу № 819 приписано Лагерное отделение № 26, также рассчитанное на 400 человек. К 1947 году этот лагерь был снова переподчинен, потому что расформированное 3 декабря 1947 года лагерное отделение № 5 Люблинского лагеря № 467 также было приписано к заводу № 819. Оно было рассчитано на 400 человек. В списке лагерей в его адресе указана Москва, что может быть опиской, поскольку в Москве завода с таким номерным названием не было.

В 1945 — 1946 годах к ГУШОСДОРу были приписаны еще два лагерных отделения, находившиеся в Коломне. Вероятно, это был один и тот же лагерь, изменивший номерное название. Лагерное отделение № 3 на 1800 человек Подольского лагеря № 396 было организовано 6 июня 1945 года. 12 февраля 1946 года оно было расформировано, и одновременно было организовано Лагерное отделение № 1 на 1500 человек Московского лагеря № 453 г. Десятого апреля 1946 года в нем находился 631 человек. Затем это отделение было переведено в Москву, но лагерь Управления по делам военнопленных в Коломне остался.

В ноябре 1947 года в Коломне был организован лагерь, который в списке Управления по делам военнопленных называется Лагерным отделением № 20 Люблинского лагеря № 467. Оно рассчитано на 400 человек и приписано к коломенскому Паровозостроительному заводу. В декабре 1947 года у люблинского лагеря появляется отделение № 22. Оно было приписано к соседней с Коломной станции Голутвин, рассчитано на 400 человек и создано при СМУ-8, в назначении лагеря указано «строительство объектов коломенского паровозостроительного завода». То есть строили заключенные не только завод, но и, например, жилые дома для рабочих. Станция Голутвин находится ближе к территории завода, чем станция Коломна. 19 апреля 1948 года отделение № 22 было расформировано, а отделение № 20 — «передано» Управлению по делам военнопленных Московской области. При переподчинении оно, видимо, стало Лагерным отделением № 54. Сначала оно было рассчитано на 1700 человек, затем на 2000 человек. Количество заключенных в отделении № 54 позволяет предположить, что расформированное дорожностроительное отделение № 22 стало его подчиненным лагерем. Отделение приписано к станции Голутвин и тресту Коломенскстанкострой, то есть работают пленные на Коломенском станкостроительном заводе. Расформировано отделение № 54 было 5 января 1950 года. В конце 1949 — начале 1950 года большинство пленных были отпущены домой.

Вид на Коломенский станкостроительный завод. 2014 г. Фото: ru-railway.livejournal.com

Вид на Коломенский станкостроительный завод. 2014 г. Фото: ru-railway.livejournal.com

В лагерях Управления по делам военнопленных содержались не только пленные воевавших с Советским Союзом армий, но и бывшие советские солдаты, прошедшие немецкий плен или служившие в частях под немецким командованием. Последние на языке НКВД назывались «спецконтингентом», и для них были организованы «спецлагеря», которые затем стали называться проверочно-фильтрационными — ПФЛ — и подчиняться не Управлению по делам военнопленных, а отделу проверочно-фильтрационных лагерей — ОПФЛ НКВД. «Спецконтингент» также отправлялся в лагеря Управления по делам военнопленных, у которых не было в названии приставки «спец-». В частности, бывшие советские солдаты содержались в отделениях Рязанского лагеря № 178, одно из которых в 1945 году находилось в Коломне.

Проверочно-фильтрационный газопровод

Помимо лагерей Управления по делам военнопленных, с 1945 года в Коломне находится ПФЛ № 0322. Г. Коломна указан в адресе его главного отделения. В январе 1946 года в нем содержались 6665 человек, в феврале – 6016, марте – 5344, апреле 3028, мае – 3464, июне – 2310. Затем большая часть заключенных была отправлена из лагеря. В июле в нем осталось 712 человек, в августе – 666, в сентябре – 650. Более поздних данных нет, что означает, что проверочно-фильтрационная часть истории этого лагеря была окончена. Кроме этого отделения, которым командовал майор Явиц, в ПФЛ № 0322 было еще несколько лагерей. Заключенные большинства из них строили газопровод Саратов–Москва. Исходя из даты начала строительства, можно предположить, что лагеря были открыты в феврале 1945 года или немного позже.

Еще до получения чертежей, зимой 1945 года, используя санные пути, начали развозить по трассе трубы, оборудование, строительные материалы, ставили дома для строителей.
Вся страна помогала стройке. <...> Над стройкой взял шефство комсомол. По его призыву была введена круглосуточная работа — при свете костров, факелов, автомобильных фар. В ту пору многие работы на трассе велись вручную: копались траншеи для трубопровода, стыковались и сваривались трубы.

 «Газпром трансгаз Саратов» (saratov-tr.gazprom.ru)

 

ПФЛ был приписан в Главному управлению аэродромного строительство (ГУАС) НКВД, которое заведовала в это время строительством газопровода. У несколько лагерей адресом была станция Голутвин. Там находилось лагерное отделение № 2. Им командовал подполковник Полухин И. Б. С января по июнь 1946 года в нем, по помесячным сводкам, находились 1100, 524, 572, 404, 743, 764 человека соответственно. Более поздних данным нет. Там же, на станции Голутвин, находился лагучасток № 2 этого отделения. Частью адреса или производственной приписки этого лагеря было уточнение «воор. завод 79». Его начальником служил тов. Шульга. В январе и феврале в нем находились 296 и 171 человек соответственно. За март и апрель сведений нет, а соответственно в мае, июне и июле в нем жило 675, 293 и 248 человек. Лагучасток № 1 под командованием лейтенанта И. М. Рожанского находился на станции Фруктовая Рязанского направления железной дороги. Ежемесячные сводки о его заключенных с января по сентябрь выглядят так: январе и феврале — 334 человека, в марте — 295, апреле — 404, мае — 433, июне — 202. Данных за июль нет. В августе — 231, сентябре — 221. Лагучасток № 3 находился на станции Бирюлево. Под командованием гвардии лейтенанта Тимофеева в феврале находились 493 заключенных, а в мае — 332. Данных за другие месяцы нет.

На станции Голутвин находилось и отделение № 3, которым командовал гвардии майор М. С. Харин. В январе — марте в нем находились 926, 967, 980 человек, а в мае и июне – 917 и 695 заключенных. Другие лагеря этого отделения находились в Рязанской области. Сведения о них доступны в рабочем блокноте «Топографии террора» (Д. 1270, см. источники). В реестре подразделений ПФЛ лагерное отделение № 3 отмечено дважды. Отделение с этим номерным названием и с тем же командиром Хариным также находится в Моршанске. Его лагучастки также находятся в Рязанской области, но у других станций. С чем связано это обстоятельство, прояснить не удалось. Сведения о численности заключенных в лагерях «второго, моршанского» отделения № 3 даются за те же месяцы, что не позволяет предположить, что отделение было переведено в другое место. Также дважды отмечено и отделение № 4. Одно из них находится в Моршанске, другое у станции Голутвин — «завод 79» (в последнем – им командует майор И. Жулего – в январе находится 525 заключенных, в феврале — 405, в марте – 466, в апреле — 510). У лагучастока № 2 в списке лагерей стоит помета «завод Куйбышева». В январе и феврале в нем находились 183 и 108 заключенных. Отделение № 5 находилось на станции Бирюлево. В феврале в нем 424 человека, в марте – 369, в апреле – 341. Командовал этим отделением майор Дергаченков. У этого отделения был подчиненный лагерь — лагучасток № 2. Им командовал лейтенант Тихонов. Заключенные в этом лагере, 152 человека, отмечены только в феврале.

Очевидно, что часть коломенских лагерей ПФЛ № 0322 были открыты в связи со строительством газопровода, и закрыта, судя по времени, когда перестали поступать данные о численности, с окончанием строительства. Часть, вероятно, находилась рядом с упомянутыми выше лагерными отделения Управления по делам военнопленных. Лагеря, приписанные к заводам, скорее всего, находились недалеко друг от друга. При устройстве лагерей бывало, что подразделения, подчиненные разным лагерным управлениям, в обиходе оказывались разными территориями, на гулаговском языке «зонами» одного лагеря: «зона военнопленных», «зона власовцев»… В частности, этот случай сосуществования виден в описании Ховринского лагеря.

Заводы

Паровозостроительный завод сейчас называется просто «Коломенским заводом», в библиографии он также называется Коломзаводом. Его территория расположена между Москвой-рекой и Рязанской железной дорогой у станции Голутвин. Заключенные на этом предприятии работали и в 1920-е годы. В частности «в распор. Коломен. завода на ст. Галутвино» в январе 1921 года были отправлены заключенные из 4-ой трудовой дружины.

В начале 1930-х годов на нем могли работать заключенные инженеры из организованного НКВД в Ленинграде конструкторского бюро, в котором разрабатывались подводные лодки. В 1932 году Акулов сообщает Сталину о том, что «запроектирован двухтактный дизель мощностью в 3200 лош. сил при числе оборотов 500 в минуту, весом 7–10 клгр. на силу, для подводной лодки. <...> Строится на Коломенском заводе». На чем была основана представленная Сталину справка, и был ли действительно построен двигатель, неизвестно. Дизель с такими или близкими характеристиками до середины 1946 года на подводные лодки не устанавливался. 

Артиллериийские тягачи на дворе Коломенсого паровозостроительного завода. 1944 г. Фото: РГАНТД

Артиллериийские тягачи на дворе Коломенсого паровозостроительного завода. 1944 г. Фото: РГАНТД 

У другого Коломенского завода, который с февраля 1948 называется Заводом тяжелого станкостроения, во время войны было номерное название «завод №79». В истории Коломны этот завод, в отличии от паровозного, называется не Коломенским, а Бочмановским, по названию находившейся рядом деревни. Современный адрес завода – Окский проспект, 48, а его территория расположена между Озерской железнодорожной веткой и Окой.

К июлю 1947 года на паровозном и будущем станкостроительном заводах были построены цехи для производства шлакоблоков – строительного материала из смеси цемента и шлака – и организованы строительные предприятия – тресты Паровозстрой и Коломнастанкострой (Ефремцев, Кузнецов, С. 188, 201. См. источники). Предположительно, на производстве и стройплощадках этих трестов и работали узники приписанных к заводам лагерей.

Упомянутый завод № 819 находится по адресу ул. Левшина, 19. До войны на заводе делали патефоны, а во время – патефоны и снаряды. С 1 мая 1946 года он называется заводом текстильного машиностроения – «Текстильмашем». Во время проводившейся реконструкции к заводу, очевидно, и был приписан лагерь Управления по делам военнопленных.  

Голутвин

С 1946 года в Голутвине был открыт Отдельный лагерный пункт – ОЛП-8 – подчиненный Управлению исправительных лагерей Московской области, и в него отправлялись не пленные, а приговоренные к тюремному заключению. ОЛП в гулаговской структуре не был лагерем, а объединяющим несколько лагерей учреждением. Открыт он был в конце 1946 года. Скорее всего, в этот ОЛП вошли бывшие лагеря ПФЛ №0322. Сведения о заключенных в лагерях ПФЛ, как было сказано выше, перестают отмечать в июле — сентябре 1946 года. Вероятно в это время они и передаются в ГУЛАГ и становятся лагерями ОЛП-8. 

Сведения о лагере в конце 1940-х годов выбраны из протоколов лагерной партячейки. Из архивного дела, в котором хранятся протоколы партсобраний 1947 года, для исследования доступны только копии фрагментов, сделаные архивистом, поскольку большая часть дела содержит персональные данные. В осмотренных фрагментах дата организации лагеря не упомянута, но 3 июля 1947 года коммунисты ячейки ВСО (Военно-стрелковой охраны) отчитываются за полгода работы организации: с 4 декабря 1946 по 4 (так) июля 1947 года. Лагерь был создан раньше 4 декабря, но насколько – установить не удалось. Заключенные в это время, к неудовольствию охраны, должны работать в нескольких местах, и сколько было заключенных и мест – неизвестно. Недовольство заключенных также досаждало администрации лагеря.

...контингент находится в разбросанном виде на разных точках … большая текучесть кадров, нет здорового состава. <...>
Имеют место случаи отказов от работы со стороны заключенных дезорганизаторов.

ЦГА Москвы. Ф.П2264 Оп. 1. Д. 161. Л. 17 об., 20 об.

Кроме лагеря в Голутвине, в ОЛП входит лагерь на другой стороне Оки, в Щурове. Подробнее об этом лагере ниже. К февралю 1948 года начальником ОЛП становится инженер-капитан Гуров. Возможно, это Иван Алексеевич Гуров, который в 1942–1943 года работал в Краснопресненской пересыльной тюрьме. В 1944–1945 годах он был ее начальником, руководил реконструкцией тюрьмы, и был уволен, видимо, за то что не успел достроить ее к сроку. В начале июня Гуров рапортует о достигнутых, несмотря на трудности в работе, успехах:

Наш лагерь в течении 4 месяцев держит 2-е место , сейчас надо бороться за первое место.

Там же. Д. 162. Л. 20

В конце 1949 года вышло послабление для заключенных, ухудшившее положение лагерного начальства, и в январе 1950 года коммунист Ермолаев подводя итоги 1949 года, рассуждал:

...вопрос, что делать надзирателям, когда заключенных нельзя сажать в штрафизолятор и нельзя нарушать соц. законность. … остается одно вести нарушителя к начальнику.

Там же. Д. 164. Л. 3

 

До июня 1948 года ОЛП-8 состоит, скорее всего, из четырех лагерей. Собрание отмечает, что «участок № 2 тянувший лагерь назад сейчас исправляется», тов. Гуров докладывает «о лаг участке № 4». Скорее всего, лагучасток № 2 находился в помещениях расформированного лагеря Управления по делам военнопленных и, вероятно, был связан с Паровозостроительным заводом. В августе 1949 года ячейка постановляет завести топливо «на Коломенский завод», а так назывался именно Паровозостроительный. В июле 1950 года тов. Полуянов, начальник Щуровского лагеря, объясняя производственные неуспехи, указывает членам ячейки на то, что

большая разница, <между тем, когда> контингент работает на строительстве и в цехах, поэтому наш участок, на котором контингент работает исключительно на строительстве, нельзя сравнивать с 2-м участком, контингент которого работает в цехах.

Там же. Л. 4

 

Скорее всего, заключенные работали не на основном производстве, а в тех цехах, где делались шлакоблоки.

 

 Коломенский тепловозостроительный завод. Октябрь 2017 г. Фото: И. Натаров

 Коломенский тепловозостроительный завод. Октябрь 2017 г. Фото: И. Натаров

Можно предположить, что лагучасток № 4 находился на грамофонном заводе № 819, который становился машиностроительным. Но указаний на его расположение в осмотренных документах не встречались. Вероятно также, что это номерное названия лагеря на станции Непецино. В описании ОЛП-8 от 15 мая 1951 года отмечен «Лагпункт 4 «Непецино». Об этом лагере рассказано отдельно.

Существовал ли в это время лагучасток № 3, неизвестно, возможно, это номерное название лагеря в Щурове, который вспоминали на собрании партячейки ОЛП-8 в июле 1947 года. К середине июня 1948 года «участок Щурово» эмансипируется и получает собственное номерное название ОЛП-46, а в феврале 1949 года Щуровский лагерь утрачивает независимость и становится лагучастком № 3 ОЛП-8. 

 

Скорее всего, главный лагерь ОЛП называется центральным участком или лагучастком № 1, но на собраниях его прямо не упоминали. О расположении этого лагеря можно судить по позднейшим документам. Вероятно, он находился рядом со Станкостроительным заводом, скорее всего, там же, где был лагерь № 54 Управления по делам военнопленных. В списке, составленном в мае 1951 года, в ОЛП-8 отмечен «лагпункт завода 79». Лагерь рассчитан на 700 человек, и 15 мая в нем содержатся 632 человека. Кроме него и лагеря в Непецине, в это время в ОЛП-8 остается <лагпункт> «строительство моста» (в Щурове – ЕН).

 Вид на Коломенский станкостроительный завод. 2014 г. Фото: ru-railway.livejournal.com

 Вид на Коломенский станкостроительный завод. 2014 г. Фото: ru-railway.livejournal.com

К первому апреля 1952 года ОЛП-8 в результате номинативной реформы стал называться Лагерным отделением, сохранив при этом номерную часть названия. В одном списке, составленном в это время, числится «Лагерное отделение 8. гор. Коломна. Лагпункт 1. завод Станкострой», в другом – адрес указан точнее «Коломна. завод Станкостроительный. ст. Голутвин». Лагерь находится в двух километрах от станции и огражден деревянным забором длиной 500 метров. Его площадь составляла более полутора гектаров. Учитывая расстояние от станции, указание на станкостроительный завод и площадь лагеря можно предположить, что сейчас за его забором могла оказаться заводская территория там, где к Окскому проспекту примыкает улица Бачманово.

Лагерь по-прежнему был рассчитан на 700 человек, и в апреле 1952 года в нем содержится 669 мужчин. О том, в каких помещениях жили заключенные, лагерная справка не сообщает. Их общая площадь – 1870 квадратных метров, и на каждого заключенного приходилось 2,4 квадратных метра, что выше гулаговской нормы. Помещения требовали капитального ремонта крыш. Штрафизолятор на 8 мест находился в хорошем состоянии. Охранники жили в шлакоблочной казарме, а «офицерский состав на квартирах хозоргана», то есть завода. В декабре 1952 года лагерь был передан в состав «ИТЛ строительства № 1 ГУШОСДОРа». Исправительно-трудовыми лагерями – ИТЛ в ГУЛАГе назывались строительные предприятия, которым подчинялись места заключения. Работали заключенные в 2-4 километрах от лагеря. Можно предположить, что они строили щуровский автомобильный мост через Оку и дорогу к нему. Также в это время строятся несколько улиц из шлакоблочных домов: Суворова, Кутузова, Матросова, Черняховского, Чкалова. На этих стройках работали рабочие трестов Паровозстроя и Коломенскстанкостроя (Ефремцев, Кузнецов, с. 201. См. источники). Кем были эти рабочие, история города, изданная в 1977 году, не сообщает. Расстояние от предполагаемого расположения лагеря до этих улиц соотносится с указанным в лагерной справке расстоянием до места работы заключенных.

После тов. Гурова с апреля 1949 по июль 1950 лагерем, несколько раз сменяя друг друга, руководят тов. Ермолаев и тов. Полухин. Назначенный 20 октября 1950 года начальником капитан Панин останется в этой должности как минимум до мая 1952 года.

Лагерь был открыт, как минимум, до 1 января 1953 года, поскольку он указан в составленном тогда списке лагерей. В марте 1953 года все подмосковные лагеря ГОУШОСДОРа были переданы в Баковлаг — лагерно-строительное управление, строившее базы ПВО вокруг Москвы, а приказом от 29 апреля 1953 года – закрыты.

Щурово, Сергиевский и Индустрия

На станции Щурово с 25 августа по 8 декабря 1945 года находится Лагерное отделение № 21 Ступинского лагеря № 156 – того же учреждения, Управления по делам военнопленных, отделение которого находилось в Коломне. Затем Щуровский лагерь стал лагерным отделением № 4 Московского лагеря № 453 того же управления. Московский лагерь № 453 организован 12 декабря 1945 года, и в списке лагерей у этого лагеря была помета «для ГУШОСДОРа». Рассчитанное в феврале 1946 года на 100 человек Лагерное отделение № 4 в Щурове приписано к строительству Коломенского моста – эта приписка, очевидно, указывает на автомобильный мост через Оку.

Затем Щуровский лагерь подчиняется Управлению лагерей для военнопленных Московской области и получает номерное название – Лагерное отделение № 28. Оно рассчитано на 200 человек и расположено на ст. Щурово «при Щуровском (нрзб. цементном? ) заводе НКПС СССР». Существующий и сейчас Щуровский цементный завод находится рядом с мостом, на правом берегу Оки, напротив станкостроительного завода. Точное расположение лагеря неизвестно, но можно предположить, что приписанный к строительству моста и заводу лагерь располагался в районе моста и завода.

 

Когда был организован лагерь Управления исправительных лагерей Московской области, точно неизвестно. Партячейка ОЛП-8, отчитываясь 3 июля 1947 года за полгода работы, отмечает «участок Щурово» тем, что на нем 4 коммуниста и 4 попытки к побегу. Поскольку из-за высокой концентрации в деле персональных данных доступны для исследования только несколько протоколов, установить, было ли это упоминание первым, невозможно. Лагерь Управления исправительных лагерей мог быть преемником Лагеря управления военнопленных или сосуществовать с ним. Административно два разных лагеря могли на месте выглядеть как разные территории, на гулаговском языке – как «зоны» одного лагеря.

Первый протокол партсобрания ОЛП-46, как стал называться «участок Щурово» после 15 июня 1948 года, велся на собрании 25 июня 1948 года. Заключенных собравшиеся упоминали в связи с тяжелыми условиями работы охраны:

… зона лагеря у нас очень большая, а в ночное время дежурить приходится только одному. <...>... много бригад приходит ночью с работы <...> едва успеваем их принимать.<...>.. нет света в рабочих зонах… С перебоями работает переправа через реку.

Там же. Л. 154 об.

О быте заключенных можно судить по жалобе командира дивизиона (охраны лагеря) Цегичко на то, что «семейные стрелки живут в землянках». Видимо, примерно таким же было и жилье заключенных. Преобразование лагчастка в ОЛП благоустроило получившую самостоятельность администрацию. 30 июля 1948 года начальник ОЛП-46 тов. Дементьев отчитался перед коммунистами в том, что

… с момента организации лагеря. То есть с 15 июня с.г. <...>за этот период выстроен на 90% 12 квартирный жилой дом для семейных сотрудников лагеря. Выстроены комнаты свидания, штрафизолятор <…> организован лагучасток в количестве 50 человек в совхозе «Сергиево», где лагерь по договору получит картофель, 120 тонн.

Там же. Д. 189. Л. 69

Совхоз «Сергиево», его позднейшее название – Сергиевский, расположен на левом берегу Москвы реки, у впадения ее в Оку. На другом берегу москвы реки находится Паровозостроительный завод. Кроме этого совхоза собрание упоминает совхоз «Индустрия». В нем также работали заключенные. Скорее всего, заключенные жили рядом с свохозом, поскольку он находится на другой стороне Оки, в 30 километрах от Щурова. Но об организации там лагеря неизвестно. В «Индустрии» могли жить и работать расконвоированные – освобожденные от охраны заключенные. Так на лагерных партсобраниях выглядит строительство щуровского автомобильного моста в июле–октябре 1948 года:

... на объекты выводят бригады по 20-30 человек, <...> на месте приходится работать 4-5 человек. <...> ... Механики не в состоянии обеспечить бесперебойную работу механизмов.

…возить бетон с опоры 1 на опору 3 <...>Р асконвоированных имеем 145 человек. <...> Бригады на опоре 2 подтаскивают облицовочный камень на 30 метров через кран Укосину. <...> организация бетонирования опоры 5.

Там же. Л. 62 об.

Для регулярного освещения хода работ коммунисты постановили выпустить газету «Мостовик».

Последний протокол в делах ячейки велся на собрании 2 февраля 1949 года. После чего лагерь подчинили коломенскому Отдельному лагерному пункту № 8, где щуровский лагучасток № 3 служит примером неблагополучия. На упущения по партийной линии указывал 9 апреля 1949 года тов. Фомин:

...были моральные явления в бывшем ОЛП 46 ныне лаг участке № 3. Бывший секретарь парт бюро ОЛП 46 Кропатов / Арпатов (?) на работу выходил часто пьяным, доверяя переписывать протоколы партсобрания заключенным <...> … агитколлектив совершенно не работает на лаг участке №3 Щурово.

Там же. Д. 163. Л. 24

Виновником неблагополучия, очевидно, стал построивший дом для администрации тов. Дементьев. В ноябре он был отставлен, поскольку обязанности начальника выполнял начальник охраны Цегичко. В январе, очевидно, наводить порядок в Щурове был назначен бывший до того начальником ОЛП-8 тов. Гуров. В феврале, после того как Щуровский лагерь подчинили ОЛП-8, Гуров вернулся к прежней должности. В 1950 году тов. Ермолаев живописал достижения:

Бывший ОЛП 46 давал очень большие неприятности, и только после объединения его в ОЛП 8 дело в корне улучшилось. Отправили за летний период более 150 чел неблагонадежных заключенных.

Там же. Л. 4

Партсобрание же по-прежнему отмечает «… отставание лаг участка № 3». За лагерь в Щурове оправдывался, ставший его начальником тов. Полуянов, который в цитате выше просил не сравнивать работу на стройке в цехах.

В списке лагерей, составленном в мае 1951 года, у ОЛП-8 числится отдельно лагерь «Строительство моста». Он был рассчитан на 700 человек, и 15 мая в нем находился 281 заключенный. В описании ОЛП- 8 у этого лагеря нет указания «лагпункт», хотя у лагпункта №4 «Непецино» оно есть. Возможно, отсутствие указания – результат описки, или это нетривиальной форма подчинения лагеря, когда лагерь, со своей территорией и расчетной численностью заключенных, не выделен административно. Закрыт Щуровский лагерь не позже апреля мая 1952 года, когда были собраны сведения о местах заключения Управления исправительных лагерей Московской области. В списке, составленном в это время, его нет, и нет указаний на передачу его другому лагерному управлению, например, ГОШОСДОРу.

 

 

Непецино

В списке лагерных отделений Московского лагеря № 435 «при Строительстве 19», который был утвержден 14 января 1949 года, числится Лагерное отделение № 14, с адресом Люберцы. У этого отделения есть подчиненный лагерь – «подкомандировка» на станции Непецино. Станционный поселок находится примерно в трех километрах от села.

Станция Непецино. 2008 г. Фото: dr-kitaetsc.livejournal.com

Станция Непецино. 2008 г. Фото: dr-kitaetsc.livejournal.com

В списке лагерей декабря 1945 года, когда, в частности, были открыты его отделения в Коломне, у лагеря № 435 стоит указание «для ГУШОСДОРа». В более поздних списках указывается «Строительство 19» – лагерное-производственное предприятие, строившие несколько шоссе на территории Московской области, в частности, проходящее через Непецино Рязанское шоссе. (Сейчас шоссе проходит в объезд поселка, а бывшее шоссе стало Солнечной улицей).

Когда был открыт лагерь, подчиненный Управлению исправительных лагерей, неизвестно. В доступной для изучения части протоколов ячейки ОЛП-8 собственно Непецино не упоминается, но в конце декабря 1950 года на собрании коммунисты вспоминают 4-й лагучасток. Вероятно, речь идет о лагере на станции Непецино, поскольку в «справке о наличии контингента на 15 мая 1951 года» в ОЛП-8, указан «лагпункт 4 «Непецино».

После того как ОЛП-8 стал Лагерным отделением, лагерь на станции Непецино стал Лагпунктом 2. По справке 1952 приказ об образовании лагпункта на станции Непецино был издан 4 сентября 1951 года. Тогда же издан приказ и об образовании лаготделения № 8. Очевидно, дата приказа сообщает не о том, когда был создан лагерь, а о времени переименования ОЛП-8 в Лагерное отделение № 8, и о связанном с ним изменении номерного названия непецинского лагеря.

В 1951 году лагерь был рассчитан на 350 заключенных, 15 мая в нем содержится 372 человека, 27 августа – 375 человек. Из них трое – мужчины. Где жили заключенные в это время – неизвестно. Непецинский лагучасток отмечен отдельно среди лагерей, где на заключенного приходится меньше положенных по норме 2 кв. м. на человека (в Непецине 1,6 кв. метра), и Управление требует в августе «… форсировать работы по обустройству л. уч. Непецино к зиме».

К маю 1952 года заключенные живут в каркаснозасыпных, бараках с деревянным полом. Стены подобных бараков состояли из двух дощатых щитов, между которыми был засыпан утеплитель: опилки, шлак или грунт. Их общая площадь 439 м. кв – «износ 20%, требуют ремонта». К этому времени в по-прежнему женском лагере можно разместить 400 заключенных, то есть больш, чем год назад, а заключенных женщин в нем меньше – 227. При этом на одну заключенную приходятся те же 1,6 кв. м. Вероятно, какой-то, видимо предельно ветхий барак был к этому времени уже закрыт, а планировалось построить, например, два новых. 22 ноября 1952 года заключенных в лагере 310, но сколько на каждого приходится квадратных метров, неизвестно. Лагерный штрафизолятор рассчитан на 4 места. Огораживал бараки проволочный забор длиной 600 метров, то есть территория лагеря занимала 2 гектара с четвертью. Находился он в двухстах метрах от станции Непецино. Сейчас приблизительно в двухстах метрах на северо-восток от станции находится огороженная территория, предназначенная, как сообщает Росреестр, «для промышленного строительства». Длина забора, и, соответственно, площадь этой территории почти совпадают с указанными в лагерной справке 1952 года. Вероятно, что лагерь находился примерно в этом месте.

План поселка станции Непецино. Источник: egrp365.ru

План поселка станции Непецино. Источник: egrp365.ru

Строили заключенные женщины Рязанское шоссе. Как написано в справке 1951 года: «контингент занят на работах дорожностроительного района № 3 и Строительства 19 ГУШОСДОРа (строительство полотна шоссейной дороги и обслуживание асфальтобетонного завода)». Сейчас на юго-восток от предполагаемого расположение лагеря находится цементный завод – возможный наследник асфальто-бетонного предприятия, на котором работали заключенные. В 1952 году самое дальний участок работы находится в 20 километрах от лагеря, ближайший – в трех. Видимо в это время заключенные на асфальто-бетонном заводе уже не работают.

Лагерь «обслуживает ГУШОСДОР» до 22 ноября 1952 года, а в декабря 1952 года Непецинский лагерь, так же и Коломенский был «передан в состав ИТЛ стр-ва №1 ГОУШОСДОРа». Закрыты они 29 апреля 1953 года, когда были закрыты все лагеря, подчинявшиеся ГОШОСДОРу. Начальник лагеря в Коломне капитан Панин также числился начальником Непецинского лагеря.

 

Евгений Натаров
Кокурин А. И., Петров Н. В. ГУЛАГ: структура и кадры // Свободная мысль. 2000. № 10
Фехнер М. В. Коломна. М., 1966 С. 122, 123, 128
Ефремцев Г. П., Кузнецов Д. Д. Коломна. М., 1977 С. 188, 189, 201