Квартира Натальи Кинд-Рожанской / Кибернетический семинар Александра Лернера

Адрес: г. Москва, ул. Дмитрия Ульянова, д. 4, корп. 2

У геолога Н. В. Кинд часто бывал Варлам Шаламов. Здесь были записаны его стихи, после смерти проводились поминки.

В 1964 году с Натальей Кинд и ее супругом Иваном Рожанским познакомился Александр Солженицын. Рожанский и Кинд были членами тайной сети помощников Солженицына на протяжении многих лет и продолжали дружбу с ним после его высылки из СССР в 1974 году.

Также в этом доме в 1972–1981 годах действовал кибернетический семинар Александра Лернера.
Фото: Эмиль Гатауллин, архив Общества «Мемориал»

Фото: Эмиль Гатауллин, архив Общества «Мемориал»

Наталья Кинд и Шаламов

С Натальей Владимировной Кинд Шаламов тесно общался в течение 1960-х годов.

Наталья Владимировна Кинд была известным геологом, первооткрывателем одного из крупнейшим месторождений алмазов в СССР — месторождения «Мир» в Якутии. При этом и она, и ее муж, историк Иван Дмитриевич Рожанский, дружили со многими представителями литературного, художественного мира 1960-х – 1970-х годов.: Н. Я. Мандельштам, А. А. Ахматовой, А. И. Солженицыным, Н. И. Столяровой и др.

Наталья Владимировна Кинд

Наталья Владимировна Кинд. Фото: famhist.ru

Авторское чтение рассказа «Шахматы доктора Кузьменко», записанное на квартире Н. В. Кинд

Согласно воспоминаниям, Н. В. Кинд принимала участие в передаче рукописей Шаламова за границу для публикации, судя по всему, во второй половине 1960-х годов. В квартире на ул. Дмитрия Ульянова не раз записывался голос Шаламова — большая часть известных на сегодня записей была сделана именно у нее. В 1970-е годы общение прекратилось — Шаламов тогда порвал связи со многими представителями диссидентской интеллигенции. Но после похорон Шаламова поминки происходили в квартире у Натальи Кинд, так же как и поминки на 40-й день и в годовщину со дня его смерти.

Дружба Солжениына с Натальей Кинд и Иваном Рожанским

Впервые Солженицын связался с Иваном Рожанским, фронтовым другом Льва Копелева, в 1964 году, когда Рожанскому было доверено перевезти за границу капсулу с пленкой романа «В круге первом». Однако прямо накануне отъезда Рожанского лишили командировки, и в итоге эту капсулу перевез Вадим Андреев. После этого Рожанский продолжал помогать Солженицыну, занимаясь копированием магнитных лент, а также временами храня у себя рукописи. В сети Солженицына Рожанского прозвали «Царевичем», а его жену Наталью Кинд — «Царевной».

Иван Рожанский. Фото wikipedia.org

Иван Рожанский. Фото wikipedia.org

С Натальей Кинд у Солженицына также были хорошие отношения. Кинд была одним из первых читателей его машинописных рукописей и помогала с географической картой «Архипелага», устраивала у себя встречи Солженицына с иностранцами, помогала с переправкой рукописей за границу, а после высылки Солженицына вместе с его второй женой занималась пересылкой архива. Кинд и еще одна участница их сети, Наталья Столярова, были основными каналами Солженицына с СССР после высылки. В связи с этим они не раз подвергались обыскам со стороны КГБ.

Из воспоминаний участницы правозащитного движения Нины Липсовской:

Подозревать людей в вероломстве, в преступлении, было ей [Кинд] абсолютно не свойственно. Помню, как после обыска у нее самой, когда обыскиватели забрали пишущую машинку, полное собрание сочинений Солженицына в 10 томах, присланное ей автором (Александр Исаевич хорошо знал Н.В. и ее мужа; Н.В. помогала Наталье Дмитриевне — жене Солженицына собираться в дорогу, когда семья уезжала к нему), много других книг, и между прочим спрашивали:  А какие у Вас отношения с Вашей соседкой Ниной Петровной?  Хорошие  вполне искренне отвечала Н.В.  мы обращаемся друг к другу, когда нужны спички или стакан сахара, или еще что-нибудь. Рассказывая об этом разговоре мне, она заметила:  Очень симпатичные люди приходили с обыском, аккуратно обращались с книгами, жадно расспрашивали о Солженицыне. Сам обыск ее не испугал и не озадачил  у многих ее друзей вторжения работников КГБ или прокуратуры в их жизнь были обычны. И у меня тоже. Но симпатии к людям, производившим обыск, я не испытывала. А Н.В. словно бы ощущала себя над всем этим, это было лишь маленькой неприятностью, связанной с потерей времени; к тому же они вскорости вернули машинку! (книги Солженицына не вернули).

 

Наталья Кинд. Фото: Солженицын А. И. Бодался телёнок с дубом. М.: Согласие, 1996

Наталья Кинд. Фото: Солженицын А. И. Бодался телёнок с дубом. М.: Согласие, 1996

Из воспоминаний Солженицына о Кинд:

Она [Кинд] была душевно очень богата, с развитым умом, талантливый геолог, доктор наук, с большой душевной устойчивостью  завидно переносила невзгоды. Но разве все эти качества и чувства было время оценить, их излученье принять в нашей борьбе и гонке? Для нас важно было: тверда, верна, и квартира ее  чистая, живет обособленно от московского кишенья. А значит  у нее можно встречи устраивать с иностранцами. <…> Последние наши темно-грозные месяцы на родине Царевна нередко бывала у нас с Алей, все более становясь родной, успела прийти и когда повестка прокуратуры уже лежала у нас, и много раз была у Али после моей высылки. Нависал, кажется, полный разгром  а я к ней приходил обсуждать сырые главы «Октября», это звучало тогда академично. Доканчивая подготовку «Из-под глыб», друзья мои в Союзе, а я на Западе,  мы с Шафаревичем обменивались рукописями через нее, они жили рядом. Так Царевна вместе с Евой [Натальей Столяровой] включились в основной канал. К тому времени, когда эти очерки опубликуются, уже не все соотечественники наши будут понимать, какая решимость требовалась – включиться в «канал».

Солженицын А. И. Бодался теленок с дубом. С. 511

Кибернетический семинар на квартире у Александра Лернера (1972–1981)

В 1972 году начали собираться первые неформальные научные семинары евреев-отказников — людей, подавших заявление на выезд из СССР и получивших отказ. Эти семинары стали некоторой альтернативой исследовательской деятельности в официальных советских институциях, которой участники семинаров часто были лишены (большинство желающих покинуть СССР вместе с получением отказа лишались советского гражданства и постоянного места работы).

Одним из таких семинаров стал научный семинар на квартире у Александра Лернера, который в 70-х годах жил в том же доме, что и Наталья Кинд. На семинаре делались доклады, посвящённые приложению математических методов к решению биологических и медицинских проблем. Он действовал с лета 1972 и до 1981 года, когда под давлением КГБ прекратил свою работу.

Александр Яковлевич Лернер. Фото: kosharovsky.com

Александр Яковлевич Лернер. Фото: kosharovsky.com

 
 

Подробнее о кибернетическом семинаре и других научных семинарах отказников можно прочитать на странице Научные семинары отказников (1972–1989 годы).

Сергей Соловьев, Арен Ванян, Мария Болотникова
Солженицын А. И. Бодался теленок с дубом. Очерки литературной жизни. 2-е изд., испр. и доп. М.: Согласие, 1996