Московский приемный наблюдательный пункт А. Д. Калининой для мальчиков / Покровский приемник им. Калининой / Эвакуационный распределитель

Адрес: Москва, ул. Бакунинская (до 1918 г. — Покровская), д. 81

Церковь Александра Невского при быв. Покровской богадельне. Бакунинская ул., д. 81/55. Фото: www.liveinternet.ru
Приемник на Бакунинской

Покровский приемник был открыт в 1921 году в бывшей богадельне и детском приюте Покровской общины сестер милосердия на Бакунинской улице (Покровке) . Именно в Покровский приемник, организатором которого была Ася Давыдовна Калинина (жена Калинина и одна из самых активных деятелей борьбы с беспризорностью в 1920-е годы. Калинина была председателем Чрезвычайной комиссии по борьбе с детской беспризорностью при Моссовете, заведующей отделом социально-правовой охраны несовершеннолетних (СПОН), председателем Московского городского совета общества «Друг детей»).
Л. Муравник описывает ее как «дамочку в кожанке, с маузером на бедре» без всякого специального педагогического образования. Впрочем «отсутствие специального образования у революционно настроенных воспитателей и руководителей детских учреждений в ту пору не имело малейшего значения» (Муравник Л. Бутовские Колокола).

Покровский приемник. Купание беспризорного мальчика. 1925 г.

В 1928 году Покровский приемник реорганизовали в Даниловский приемник-распределитель.

Антисемитизм и издевательства

В 1923 году Еврейский отдел Наркомнаца направил в Чрезвычайную комиссию по борьбе с детской преступностью письмо гражданина Гирша Эпельштейна, сопроводив его просьбой расследовать дело и привлечь к ответственности виновных:

В наркомнац
Евротдел
от гр Эпельштейна Гирша, Марьина роща 1 ямская № 20,
общежитие инвалидов империалистической войны
Заявление
По распоряжению представителя Моно, мои дети были приняты в приемник, находящийся на Покровской ул № 81 для переотправления их в приют /детский дом/ после карантина, Дети мои были приняты в названный приемник 24-го декабря с/г. Вместе с моими детьми в тот же день был принят ребенок Левин, круглый сирота, оставшийся от умерших голодной смертью родителей. По установленным порядкам, родители допускаются в приемник для свидания с детьми только по воскресным дням. В воскресенье, 31-го декабря я направился в названный детский приемник для свидания с моими детьми и я увидел ужасную картину, Мои дети встретили меня с плачем: «папа спаси, нас убьют до смерти». Со слов ребятишек, вырванных у них через слезы, я узнал следующее, как только какой-либо еврейский ребенок попадает в приемник, на него набрасываются русские дети с криком «бей жидов» и начинают истязать, бьют чем попало, даже железом, Любимые приемы истязания, накинуть на голову мешок, завязать мешок и бить, или же ночью зажечь бумагу и жечь наконечности ног или рук. Тут же в приемнике я увидел тело моих детей в синяках, на голове следы кожных ран. Крики «бей жидов, спасай Россию» раздавались со всех сторон и при моем присутствии и в присутствии лиц обслуживающих приемник, в том числе и заведующего приемником. Обратившись к заведующему приемником со свои протестом по поводу допущения развития антисемитизма среди детей, я получил следующий ответ: «ведь вы знаете, что русские евреев не любят», а почему тогда принимать еврейских детей, ставлю другой вопрос, «Потому что мы не имеем права отказаться, не принимать не можем, Советская власть велит нам принимать». Я тут же сделал свой вывод, что факт избиения детей, не только (не) воспрепятствуется детям начальством приемника, но наоборот способствуется начальством и находится под их покровительством. Видя положение моих детей, попавших в инквизицию приемника и плач детей и их мольбы лучше сидеть дома без хлеба, я решил спасти моих детей от рук хулиганов антисемитов и взял их обратно. Когда я стал брать своих детей, ко мне подошел сирота Левин, начал целовать мне руки и ноги и умолять всем святым, взять его оттуда. Увидев его избитого с опухшим лицом, я не мог устоять и взял его тоже с собой. Там есть еще еврейские дети, но конечно всех взять я не мог. При виде всех издевательств не хочется верить, что этот приемник обслуживает лицо стоящее на советской службе. Уже не говоря об общих дефектах приемника там воспитываются дети в духе антисемитизма, в духе не только интернационала шовинизма.
Обращаюсь к Вам, дорогие товарищи, во имя спасения детей, находящихся в приемнике, а возможно и в детских домах, а равно во имя искоренения антисемитизма, принять все возможные меры к тому, чтобы устранить те дефекты, . о которых я упоминал. Убедительно прошу копию заявления передать в Моно тов Калининой для принятия соответствующих мер,

Эпельштейн /а за него неграмотного, по его просьбе расписался/подпись
2/1–23 г.

Письмо повлекло целое расследование и допросы воспитанников и сотрудников приемника. Последние отрицали антисемитскую подоплеку инцидента, среди расспрошенных детей были и другие еврейские дети:

Показания восп. Сушанского(Оршанского?-АМ) Абрама, 12 лет, 4 отделения, 1-ой группы. В приемнике 2 месяца. Отец живет в Бердичеве (и работает) носильщиком

Товарищи по группе знают что я еврей по разговору некоторые мальчики. Меня никто не бьет и никогда не дразнят. Товарищи меня любят, когда я к ним хорош и они ко мне хороши
Оршанский Аврам

ГАРФ. Ф. 1318. Оп. 1. Д. 819. Л. 13

Беспризорные дети в сопровождении сотрудников милиции направляются в детский дом. Москва, 1920-е. Фото: foto-history.livejournal.com

Случаи издевательств над детьми, увы, носили регулярный, а не чрезвычайный характер. В сборнике «Русская школа за рубежом» приводятся выдержи из статьи «Детский застенок» и других статей 1927года о Приемнике им. Калининой (но точно неизвестно о каком именно отделении приемника идет речь. Скорее всего — о Покровском), рассказывающих о «вопиющих фактах, (…) жуткой картины самого жестокого обращения с детьми и сетующие на то, что общественные организации и местные ячейки вовремя не узнали о «гнусных поступках работников приемника», в том числе «оставляют детей без обеда и дают непосильные трудовые нарядыю», «натравливали друг на друга, заставляли таскаять непосильные тяжести и морили голодом «, применяли «темный и холодный карцер», обливали раздетых детей водой и лишали постельного белья. Один ребенок не выдержал таких пыток и отравился. Спасенный он кричал: «все равно снова отравлюсь» .Семь сотрудников приемника в том числе директор приемника Титов, Луговой и Н.Балагушин и Лажко были привлечены к ответственности за систематическое избиение детей в приемнике (в том числе замком по голове) (Русская Школа за рубежом. Т. 5. 1927–1928 гг. Прага, 1928).

Дарья Дурнева, Анна Марголис
ГАРФ. Ф.1318. Оп. 1. Д. 819. Л. 13
Русская Школа за рубежом. Т. 5. 1927–1928 гг. Прага, 1928. С. 142, с.296–297, с 448
Муравник Л. «Бутовские Колокола». Бутовский полигон: 1937–1938. В родном краю: документы, свидетельства, судьбы. Альзо, 2004 с. 320–321