Киевский вокзал

Адрес: Киевский вокзал

С весны 1972 по зиму 1974 годов Солженицын и Стиг Фредриксон постоянно встречались на Киевском вокзале и у метро «Студенческая», где Солженицын передавал Фредриксону необходимые документы и распоряжения.

Встречи Солженицына и Фредриксона

Весной 1972 года Солженицын познакомился со Стигом Фредриксоном, шведским журналистом, работавшим в те годы иностранным корреспондентом в Москве. По воспоминаниям Солженицына, у Фредриксона «было благородное, умное, честное лицо, всегда худое и бледноватое» (Солженицын А. И. Бодался телёнок с дубом. С. 568).

Первое время Солженицын встречался с Фредриксоном в переходе Белорусского вокзала, но уже вскоре был вынужден перенести место встречи: «весной 1973, когда я уже начал сборы к отъезду от Ростроповича, расставался навсегда и с Белорусским вокзалом, я предложил Стигу перенести наши встречи на Киевский вокзал — направление к Рождеству, последнему моему, уже лишь частичному, убежищу» (Солженицын А. И. Бодался телёнок с дубом. С. 568). Фредриксон согласился, и пару раз они встретились «при ярком свете летнего утра, на кишащем вокзале, затем на окраинной улице в зелёной беседке рабочего квартала у метро «Студенческая» — доступные фотографированию, разглядыванию, лёгкой слежке, — но и друг друга мы давно уже не видели при дневном свете!» (Солженицын А. И. Бодался телёнок с дубом. С. 568).

В конце августа Солженицын планировал серию контрударов по советской власти, и одним из ударов должно было стать открытое интервью с Фредриксоном. «Мне казалось: он охотно возьмётся, это укрепит его, создаст ему славу. А он, в полутьме под вечерним деревом, чуть подумал — и отказался» (Солженицын А. И. Бодался телёнок с дубом. С. 569). Все их сотрудничество заключалось в передаче на Запад документов и заявлений. «В Москве мы не говорили о политике  не было времени и были более важные дела  почта и тексты. Наши встречи были короткими, потому что нужно было придерживаться осторожности». (Шведский курьер Солженицына. Интервью Стига Фредриксона. // Газета «День». 15/07/2010).

Стиг Фредриксон и Александр Солженицын. Фото: bbc.co.uk

Стиг Фредриксон и Александр Солженицын. Фото: bbc.co.uk

Солженицын с Фредриксоном договорились в сентябре 1973-го встречаться каждые десять дней. Их встречи вынужденно участились после того, как КГБ арестовал «Архипелаг ГУЛАГ»: «Я узнал о провале “Архипелага” – и надо было мгновенно передать об этом на Запад и слать распоряжение о наборе. Для таких экстренных случаев также у нас было разработано: позвонить Стигу рано утром до прихода его советской секретарши. Голоса и Алин [Светловой] и мой он узнавал тотчас, и всегда это значило: сегодня вечером надо встретиться (час и место известны)» (Солженицын А. И. Бодался телёнок с дубом. С. 569-570). Из-за прослушки они придумали «ошибочные» звонки: Солженицын или Светлова звонили Фредриксону и, не представившись, говорили: «“Скажите, это химчистка? ”, “Скажите, это бюро заказов Гастронома?.. Как это не бюро заказов? Простите, пожалуйста!” Достаточно, чтобы голос узнать» (Солженицын А. И. Бодался телёнок с дубом. С. 570). 4 сентября, заранее совершив такой «ошибочный» звонок на Ленинградском вокзале, они встретились у «Студенческой». Фредриксон был не один — с ним был норвежский корреспондент Нильс Мортен Удгорд, который после высылки Солженицына займется организацией перевозки московского архива за границу.

По воспоминаниям Солженицына, 4 сентября он «что-то много передал: и известие об «Архипелаге», и «Письмо вождям», и много распоряжений на Запад, и плёнку свою какую-то» (Солженицын А. И. Бодался телёнок с дубом. С. 570).

14 января 1974 года в последний раз состоялась их тайная встреча с Фредриксоном, в день, когда «Правда» начала травлю Солженицына.

Уже проглядывала среди других и такая возможность: что не арестуют меня, а вышлют на Запад. В этом случае думал, что останусь в Норвегии. А Стига хотелось сохранить себе, такого славного друга. И я сказал ему, если будет так, а он пострадает за связь со мной, — чтоб он не боялся высылки из СССР, слома корреспондентской карьеры, — будет в Норвегии у меня секретарём и общей связью с окружающим миром. И в нём тоже это уже созрело, ему нравилось. В подворотне, где никто не видел нас, мы обнялись на прощанье.

Солженицын А. И. Бодался телёнок с дубом. С. 571

Солженицын А. И. Бодался телёнок с дубом. Очерки литературной жизни. 2-е изд., испр. и доп. М.: Согласие, 1996